Цитаты Чака Паланика

А потом я просто слушаю. Я жду, когда он перестанет плакать, чтобы сказать, что мне очень жаль.

Люди которые не пьют, не курят, никогда не матерятся и не говорят о сексе, вызывают у меня какие-то подозрения. Уверен, по ночам они разделывают трупы маленьких детей или еще что-то в этом роде.

Поколения за поколениями люди работают на ненавистных работах только для того, чтобы иметь возможность купить то, что им не нужно.

Только потеряв все, мы становимся свободными, чтобы сделать все что угодно.

Чаще всего люди покидают маленький город, чтобы мечтать туда вернуться. А другие остаются, чтобы мечтать оттуда уехать.

Прежде, чем я сопьюсь, мне нужно стать тем, кого называют «художник». Это, вроде как, оправдывает.

Никакого равенства полов нет и не может быть. Когда мужчины начнут рожать, вот тогда можно будет говорить о равенстве.


На свете нет ничего более скучного, чем неприкрытая нагота. Хотя вообще-то есть ещё кое-что. Честность.

Каждый из нас — это нерассказанная история.

Как только ты уделяешь какое-то особое внимание мужчине — любому мужчине, — как только становишься доступной и достижимой, он сразу наглеет и начинает считать, что ты ему что-то должна

Телеигры придуманы для того, чтобы мы спокойно относились к случайным и бесполезным остаткам от полученного нами образования.

Потеряв все — обретаешь свободу? Свободу надо искать в себе самом.

Наркотики, обжорство, алкоголь или секс — просто очередной способ найти покой.

Может быть, работа над собой имеет не такое большое значение. Разрушить самого себя значит гораздо больше.

Я не злой. Я просто не боюсь говорить людям жестокую и неприятную правду. Мы живем в жестоком и неприятном мире.

Купи себе диван, и на два года ты полностью удовлетворен, не важно, что что-то идет не так, по крайней мере, ты решил вопрос с диваном.

Стоит только поднять голову, посмотреть на звезды — и ты пропал

Верный способ обломать мужика с оргазмом — заговорить о его маме во время секса.

Только тогда, когда мы сожрем эту планету, Бог подарит нам другую. Мы запомнимся потомкам не тем, что создали, а тем, что разрушили.

Возможно, самосовершенствование — это ещё не всё. Возможно, саморазрушение гораздо важнее.

Все, кого ты любил, или бросят тебя или умрут.

Прежде, чем я сопьюсь, мне нужно стать тем, кого называют «художник». Это, вроде как, оправдывает.

И твоя голова – пещера. Глаза – два входа в неё. Ты живёшь внутри своей головы и видишь лишь то,что хочешь увидеть.

Трудно забыть боль, но еще труднее вспомнить радость. Счастье не оставляет памятных шрамов

Шум – это то, чем определяется тишина. Без шума мы не ценили бы тишину.

Истерики действенны только тогда, когда их кто-то наблюдает.

Люди действительно готовы продать все, если цена их устроит.

Видишь только тени и придаёшь им некий придуманный смысл.

Вещи, которыми ты владеешь, в конце концов овладевают тобой.

Тот, кого ты любишь, и тот, кто любит тебя, никогда не могут быть одним человеком…

Когда ночью мы долго не можем заснуть, то окружающий мир отдаляется, становится отпечатком отпечатка, снятого с отпечатка.

Мы цепляемся за свое прошлое, потому что не доверяем будущему.

Для каждого, кто тебя знает, ты разный.

То, что тебе не понятно, ты можешь понимать как хочешь.

Поколения работают на работах, которые ненавидят, чтобы покупать вещи, которые им не нужны

Богатые люди в отличие от большинства знают: мосты не сжигают. Это транжирство! Мосты продают.

Если не знаешь, что будет дальше, хорошенько присмотрись к тому, что уже было.