Цитаты Уинстона Черчилля

Алкоголь дал мне больше, чем родители.

Бесполезно говорить: Мы делаем всё, что можем. Надо сделать то, что необходимо!

Деньги всегда можно поменять на время. И наоборот.

Большевики сами создают себе трудности, которые успешно преодолевают.

Репутация державы точнее всего определяется той суммой, какую она способна взять в долг.

Цена величия — ответственность.

Следует опасаться ненужных новшеств — особенно если они продиктованы здравым смыслом.

Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.

Когда у обеих сторон заканчиваются аргументы, начинают грохотать бомбы.

Я взял от алкоголя больше, чем он забрал у меня.

Всякая тирания, какие бы формы она ни принимала, требует, чтобы свободные люди, рискуя жизнью, попытались ее свергнуть.

Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении.

Сегодня существует точка зрения, согласно которой атомную бомбу мы вправе применить лишь в том случае, если сначала её сбросят на нас. Иными словами, пока тебя не застрелили, стрелять первым ты праване имеешь.

Успех – это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма.

Идти на уступки врагам все равно, что кормить крокодила, который сожрет вас последним.

Время и деньги большей частью взаимозаменяемы.

Всякая медаль не только блестит, но и отбрасывает тень.

Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель – на следующее поколение.

Меня часто спрашивают: “за что мы сражаемся?” Могу ответить: “Перестанем сражаться – тогда узнаете.”

Франция была сильной, я никогда не терял веры в ее судьбу. (1946)

Сегодня мир делится на страны самоуверенные, которые ведут себя агрессивно, и страны, которые утратили уверенность, и ведут себя нелепо.

Лучше всего ко мне относились люди, которые больше всего страдали.

Чем дольше вы смотрите назад, тем дальше видите вперед. И это не политическое или философское умозаключение — всякий окулист скажет вам то же самое.

В отрыве от истины совесть – не более чем глупость, она достойна сожаления, но никак не уважения.

Там, где существует десять тысяч предписаний, не может быть никакого уважения к закону.

ООН создали не для того, чтобы помочь нам попасть на небо, а для того, чтобы спасти нас от ада.

Странно: запрещают наркотики, но не запрещают власть. А на нее “садишься” еще быстрее… – Уинстон Черчилль

Было найдено решение забавное и характерное одновременно. Адмиралтейство требовало шесть кораблей, экономисты предлагали четыре, в конце концов мы сошлись на восьми.

Благородные души всегда охотно отступают в тень — и далее, в мир иной.

По-моему, крайне важно, чтобы рукопожатиями с русскими мы обменялись как можно восточнее.

Дипломат — это человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не сказать.

Телевидение — дешевое и вульгарное развлечение.

Большевизм — это христианство с топором в руках.

С чего начинается семья? С того, что молодой человек влюбляется в девушку, — другой способ пока еще не изобретен.

Периодически люди спотыкаются о правду и падают, но большинство затем встают и спешат дальше, как будто ничего не случилось.

Время – плохой союзник.

Хрущев является единственным в истории человечества политиком, который умудрился объявить войну мертвецу. Но самое забавное даже не это, а то, что Хрущев эту войну проиграл.

У англичан всегда своя линия поведения — но не прямая.

В молодости я взял себе за правило не пить ни капли спиртного до обеда. Теперь, когда я уже немолод, я держусь правила не пить ни капли спиртного до завтрака.

Нет никаких сомнений, что власть гораздо приятней отдавать, чем брать.

Человеку случается споткнуться об истину, но в большинстве случаев он просто поднимается и продолжает свой путь, как ни в чем не бывало.

Я назвал этот том «Триумф и трагедия» потому, что полная победа Великого союза до сих пор не принесла еще всеобщего мира нашему охваченному тревогой земному шару.

Консультация — это когда человека спрашивают: «Вы не против, если мы вам завтра отрубим голову?» и, узнав, что он против, на следующий же день голову отрубают.

Диктаторы ездят верхом на тиграх, боясь с них слезть. А тигры тем временем начинают испытывать голод.

Если бы Гитлер вторгся в ад, я бы по крайней мере замолвил за дьявола словечко в Палате общин.

Человек расширил свою власть надо всем, кроме самого себя.

Небывалая толщина этого отчета защищала его от опасности быть прочитанным.

По счастью, жизнь пока еще не очень безмятежна — в противном случае путь от колыбели до могилы мы проходили бы гораздо быстрее.

Сильный, молчаливый мужчина слишком часто лишь потому молчалив, что ему нечего сказать.

Фанатик — это человек, который не может изменить взгляды и не может переменить тему.

Пропасть у нас и спереди, и сзади: впереди пропасть дерзости, сзади — осторожности.

Никогда не опаздывайте к обеду, курите гаванские сигары и пейте армянский коньяк.

Врожденный порок капитализма – неравенство в благосостоянии; врожденная добродетель социализма неравенство в нищете.

Он решительнее всех в нерешительности и сильнее всех в слабости.

Я давно заметил, что все стремятся во всем обвинить меня. Наверно, они думают, что чувство вины меня украшает.

Говоря «прошлое в прошлом», мы жертвуем будущим.

Легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей.

Когда волнений много, одно перечеркивает другое.

Есть люди, которые считают, что они имеют право говорить всё, что им вздумается, но если кому-то взбредет в голову им перечить, то это — нарушение закона.

Девиз британцев — бизнес несмотря ни на что!

По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них — чистая правда.

До 1933, даже до 1935 года Германию еще можно было спасти от того ужаса, в который она нас ввергла.

Политический талант заключается в умении предсказать, что может произойти завтра, на следующей неделе, через месяц, через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.

Я люблю свиней. Собаки смотрят на нас снизу вверх. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи смотрят на нас как на равных.

У вас был выбор между войной и бесчестьем. Вы выбрали бесчестье и теперь получите войну.

Человечество подобно кораблю в шторм. Компас поврежден, морские карты безнадежно устарели, капитана выбросило за борт, и матросы по очереди должны его заменять, причем каждый поворот руля приходится согласовывать — и не только с членами экипажа, но и с пассажирами, которых на палубе с каждой минутой становится все больше…

Я готов встретить Создателя. Другой вопрос, готов ли Создатель встретить меня.

Написание книги — целое приключение. Сначала это не более чем забава, однако затем книга становится любовницей, женой, хозяином и, наконец, — тираном.

Главный урок истории заключается в том, что человечество необучаемо.

Миротворец — это тот, кто кормит крокодила в надежде, что тот съест его последним.

Кто со всеми согласен, с тем не согласен никто.

Кто в молодости не был радикалом — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума.

Ибо изменяя свое сознание, Вы сами меняете свою Вселенную.

Если бы Господь решил создать мир заново и спросил бы моего совета, я предложил бы окружить все страны Ла-Маншами. И сделать так, чтобы все, что пытается летать, немедленно сгорало бы.

Всегда проверяй цитаты: свои — перед тем как сказать, чужие — после того, как они сказаны.

Демократия — самый худший вид правления, не считая всех прочих, что человечество испробовало за свою историю.

Многие пытаются ставить знак равенства между пожаром и пожарной командой.

Заметьте, что бывшего премьер-министра одной державы делают почетным гражданином другой державы.

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат.

Больше всего русские восхищаются силой, и нет ничего, к чему бы они питали меньше уважения, чем к военной слабости.

Война – это по большей части каталог грубых ошибок.

Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министрам остается только мечтать.

Гитлер забыл про русскую зиму. Образование он, как видно, получил не ахти. Мы все слышали в школе про русскую зиму — а вот он забыл. Столь грубой ошибки я не допускал в своей жизни ни разу.

Положительное решение суда хорошо всегда — даже если несправедливо.

Наука тычется своей умной головой в навозную кучу инфернальных изобретений.

Я всегда следовал правилу: не беги, если можешь стоять; не стой, если можешь сидеть; не сиди, если можешь лежать.

Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатным или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте еще – сильнейшим ударом сплеча.

Наши проблемы не исчезнут оттого, что мы закроем глаза и перестанем на них смотреть.

Политика так же увлекательна, как война. Но более опасна. На войне вас могут убить лишь однажды, в политике — множество раз.

Генералы всегда готовятся к прошлой войне.

В моей стране представители власти горды тем, что являются слугами государства; быть его хозяином

Мне говорили, что русские не являются человеческими существами. В шкале природы они стоят ниже орангутангов.

Если истина многогранна, то ложь многоголосна.

Совесть и ложь — непримиримы. В отрыве от истины совесть — не более чем глупость, она достойна

Судьба обошлась с Россией безжалостно. Ее корабль затонул, когда до гавани оставалось не более полумили. (1917)

Все, кто знал Таунсэнда, его любили. Согласитесь, для военачальника это комплимент сомнительный.

Трудно, практически невозможно, унизить красивую женщину; она останется красивой, унизивший же её останется в дураках.

Я легко удовлетворяюсь наилучшим.

Никогда не нужно делать больше необходимого. Не стоит бегать, если можно полежать. Вдруг именно в следующий момент понадобятся силы, которых уже не осталось.

Нет решительнее его в нерешительности и сильнее — в слабости.

В мире немного достоинств, которыми бы не обладали поляки, и немного ошибок, которые они не совершили бы.

Никогда не сдавайтесь — никогда, никогда, никогда, никогда, ни в большом, ни в малом, ни в крупном, ни в мелком, никогда не сдавайтесь, если это не противоречит чести и здравому смыслу. Никогда не поддавайтесь силе, никогда не поддавайтесь очевидно превосходящей мощи вашего противника.

Национализм – последнее пристанище негодяев.

Война слишком серьезное дело, чтобы доверять ее генералам.

Я не могу предсказать действий России. Это головоломка, завернутая в тайну, завернутую в загадку.

Только на гранитной скале устава Лиги Наций мы сможем построить высокий и прочный храм и цитадель мира.

Сначала нужно быть честным, а уж потом благородным.

Тот, кто рассуждает о революции, должен готовиться к гильотине.

По одну сторону от меня сидел, раскинув лапы, громадный русский медведь. А по другую — огромный американский буйвол. А между ними затаился бедный, маленький английский ослик, и только он, один из трех, знал дорогу домой.

Лучшее из возможных сочетаний — власть и милосердие; худшее — слабость и драчливость.

Учтите: алкоголь больше обязан мне, чем я — ему.

По миру распространяется огромное число лживых историй, и хуже всего то, что добрая половина из них — правда.

Не уверен, должен ли я сомневаться, чтобы начать; но я уверен, что не должен останавливаться.

Немцы, как никакая другая нация, сочетают в себе качества образцового воина и образцового раба.

Копить деньги — вещь полезная, особенно если это сделали за вас родители.

Коммунизм – значит придумать проблемы, решить их, а потом еще и гордиться этим.

Мы будем и впредь перевоспитывать итальянского ишака. Спереди — морковкой, сзади — дубинкой. (1943)

Только Ленин мог бы вывести русских из того болота, куда он сам их завел.

Хорошо быть честным, но и быть правым тоже немаловажно.

Британцы – единственный народ на свете, который любит, когда им говорят, что дела обстоят хуже некуда.

Поразительные существа эти домашние животные. Собаки смотрят на нас снизу вверх, кошки — сверху вниз, и только свинья — как на равных.

Нельзя представить возрожденную Европу без сильной Франции. Я всю жизнь стремился к тому, чтобы

Смелость не зря считается высшей добродетелью — ведь в смелости залог остальных положительных качеств.

Лучше делать новости, чем рассказывать о них.

Я – оптимист. Не вижу особой пользы быть чем-то ещё.

В военное время правда столь драгоценна, что ее должны охранять караулы лжи.

Мы с женой попробовали вместе завтракать, но пришлось из-за угрозы развода от этой привычки отказаться.

Я думаю, что история будет благосклонна ко мне, т.к. я собственноручно собираюсь её писать.

Лучший аргумент против демократии – пятиминутная беседа со средним избирателем.

Заглядывать слишком далеко вперед — недальновидно.

Умный человек не делает сам все ошибки — он дает шанс и другим.

Мы пойдем до конца, мы будем сражаться во Франции, мы будем сражаться на морях и в океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш остров, чего бы это нам ни стоило, мы будем сражаться на берегу, мы будем сражаться на посадочных площадках, мы будем сражаться в полях и на улицах, мы будем сражаться в горах, мы никогда не сдадимся.

Главный недостаток капитализма — неравное распределение благ; главное преимущество социализма — равное распределение лишений.

Мне нечего предложить [британцам] кроме крови, тяжкого труда, слёз и пота.

Большевизм — это не политика, это заболевание. это не кредо, это чума. Как и всякая чума, большевизм возникает внезапно, распространяется с чудовищной скоростью, он ужасно заразен, болезнь протекает мучительно и заканчивается смертельным исходом; когда же большевизм, как и всякая тяжелая болезнь, наконец отступает, люди еще долгое время не могут прийти в себя. пройдет немало времени, прежде чем их глаза вновь засветятся разумом.

У него были все ненавистные мне добродетели и ни одного восхищающего меня порока.

Сокол высоко поднимается, когда летит против ветра, а не по ветру.

В моем возрасте я уже не могу позволить себе плохо себя чувствовать.

Можно презирать систему Гитлера и всё же восхищаться его патриотическим достижением. Если наша страна будет побеждена, то я надеюсь, что у нас тоже найдётся столь достойный восхищения вождь, который вновь вселит в нас мужество и вернёт нам наше место среди других наций

Военнопленный – это тот, кто сначала пытается убить вас и терпит неудачу, а потом просит не убивать его.

Человек может простить человеку все, кроме плохой прозы.

Предсказать, как поведет себя Россия, — невозможно, это всегда загадка, больше того — головоломка, нет — тайна за семью печатями.

Социализм все плохое равнозначно распределяет между людьми. Капитализм – каждому воздает по-разному.

Этой войны никогда бы не было, если бы мы под влиянием Америки и современных веяний не изгнали из Австрии Габсбургов, а из Германии — Гогенцоллернов, тем самым дав гитлеровскому монстру выползти из своей клоаки и занять пустующие троны. Подобные взгляды сегодня, понятное дело, не слишком популярны.

Русских всегда недооценивали, а между тем они умеют хранить секреты не только от врагов, но и от друзей.

Когда доходит до убийства, ничего не стоит быть вежливым.

Лучший способ оставаться последовательным — это меняться вместе с обстоятельствами.

Патриот должен уметь не только преодолеть в себе страх, но и — что труднее — скуку.

Если мы хотим сбить человека с ног, то только с одной целью: чтобы он поднялся с земли в лучшем расположении духа.

Рыцарская доблесть не является отличительным свойством победившей демократии.

Ответственность – это та цена, которую мы платим за власть.

Я никогда не представлял себе, какую огромную и, безусловно, благотворную роль играет мошенничество в общественной жизни великих народов.

С тех пор как утвердилась демократия, у нас одна война сменяется другой.

Планировать все на годы вперед – недальновидно.

Индия – это не страна, это географический термин. Называть Индию “нацией” все равно, что называть “нацией” экватор.

Достоинства не прибавится, если наступить на него ногой.

Пуля, попавшая в ногу, делает из смелого человека труса; от удара по голове мудрец становится дураком. Я где-то читал, что достаточно двух стаканов абсента, чтобы честный человек превратился в жулика. А значит, дух еще не одержал окончательную победу над плотью.

Все, чего я хотел, — это согласия с моими желаниями после конструктивной дискуссии.

Я думал, что умру от старости. Но когда Россия, кормившая всю Европу хлебом, стала закупать зерно, я понял, что умру от смеха.

При существующих политических институтах иногда еще приходится считаться с чужим мнением.

Кто умеет подписать выгодный для себя мирный договор, никогда бы не выиграл войну.

Парламент может заставить народ подчиниться, но не согласиться.

Поддеть красивую женщину – дело не из простых, ведь она от ваших слов не подурнеет.

Самые лучшие инвестиции — вложение молока в ребёнка.

Пессимист видит трудности при любой возможности; оптимист в любой трудности видит возможность.

Разве Англия, Франция и Америка в 1919 году воевали с Советской Россией? Нет, конечно… Они не раз повторяли, что им совершенно безразлично, как русские устроят свои внутренние дела. Им было все равно — вот теперь и расплачиваются!

На Западе армии были слишком велики для здешних стран. На Востоке страны были слишком велики для армий.

Там, где существует десять тысяч предписаний, не может быть никакого уважения к закону.