Цитаты Цицерона

Благодаря образу жизни и привычкам, бедный человек может быть куда богаче богатого, ведь его богатство состоит в честности и праведности.

Никто не может дать тебе совет лучше, чем ты сам.

В мире нет ничего лучше и приятнее дружбы; исключить из жизни дружбу — все равно что лишить мир солнечного света.

Ни один умный человек никогда не считал возможным верить предателю.

Жить?—?значит мыслить!

Любовь — это стремление добиться дружбы того, кто привлекает своей красотой.

Живет свободно только тот, кто находит радость в исполнении своего долга.

Наилучший оратор тот, который своим словом и научает слушателей, и доставляет удовольствие, и производит на них сильное впечатление.

Тем, кто хочет учиться, часто вредит авторитет тех, кто учит.

Размеры состояния определяются не величиною доходов, а привычками и образом жизни.

Только ученые люди да еще греки привыкли рассуждать без подготовки на заданную тему.

О, сколь жалок старик, если он за всю свою столь долгую жизнь не понял, что смерть надо презирать!

Главная склонность человека направлена на то, что соответствует природе.

Нет никакого извинения проступку, даже если сделаешь его ради друга.

Мы, едва явившись на свет, уже оказываемся в хаосе ложных мнений и чуть ли не с молоком кормилицы, можно сказать, впиваем заблуждения.

Если боль мучительна, она непродолжительна, а если продолжительна, то не мучительна.


Надо судить человека, прежде чем полюбил его, ибо, полюбив, уже не судят.

Глупости свойственно видеть чужие пороки, а о своих забывать.

Величайшее из достижений оратора — не только сказать то, что нужно, но и не сказать того, что не нужно.

Ни добродетели невозможны без счастья, ни счастье без добродетелей.

Благодеяния, оказанные недостойному, я считаю злодеяниями.

Более поздние мысли обычно бывают более разумными.

И только свои проблемы оставляют шрамы в сердце и заставляют глаза долго плакать.

Комедии должно являться подражанием жизни, зеркалом нравов и олицетворением истины.

Самое трудное в дружбе — быть вровень с тем, кто ниже тебя.

Что безнравственно, то, как бы оно ни скрывалось, все-таки не может никоим образом сделаться нравственным.

Есть и пить нужно столько, чтобы наши силы этим восстанавливались, а не подавлялись.

Достигнутый мир лучше и надежнее ожидаемой победы.

Дружба может быть прочна только при зрелости ума и возраста.

История — свидетельница веков, факел истины, душа памяти, наставница жизни.

Кто настолько глух, что даже от друга не хочет услышать правды, тот безнадежен.

Ни одно изобретение не может сразу стать совершенным.

Найдётся ли кто-то, кто, бросая целый день дротик, не попадёт однажды в цель? 

Первый закон истории — ни под каким видом не допускать лжи; затем — ни в коем случае не бояться правды; не допускать ни тени пристрастия, ни тени злобы.

Существует множество людей, одержимых странным — чтобы не сказать бесстыдным — желанием иметь другом такого человека, каким сами стать не в силах, и получать от него все, чего ему дать не могут.

Презренны те, которые, как говорится, ни себе, ни другим; в ком нет ни трудолюбия, ни усердия, ни заботливости.

Когда выступают с обвинением против кого-либо, то нет ничего несправедливее останавливаться на длинном перечне фактов, говорящих против обвиняемого, и умалчивать о фактах, говорящих в его пользу.

Обязанность юриста – просвещать собственный народ.

Знание законов заключается не в том, чтобы помнить их слова, а в том, чтобы постигать их смысл.

Справедливость без мудрости значит много, мудрость без справедливости не значит ничего.

Счастье следует просить у бога, мудрость — приобретать самому.

Ведь нужно не только овладеть мудростью, но и уметь пользоваться ею.

Глупость, даже достигнув того, чего она жаждала, никогда не бывает довольной.

Со смертью людей не погибают их мнения; им, может быть, только недостает того сияния, которое исходило от их авторов.

Несправедливость достигается двумя способами: или насилием, или обманом.

Как правило, влюбляются сначала в красоту, а потом уже в душу…

Мы обычно не верим лжецу, даже когда он говорит правду. Но если какой то один сон оправдался, то вместо того, чтобы отказать в вере одному, поскольку множество других не оправдались, поступают наоборот: считают нужным верить в бесчисленное множество, ссылаясь на то, что один оправдался.

Враги всегда говорят правду, друзья — никогда.

Взяточники должны трепетать, если они наворовали лишь сколько нужно для них самих. Когда же они награбили достаточно для того, чтобы поделиться с другими, то им нечего более бояться.

Знание законов заключается не в том, чтобы помнить их слова, а в том, чтобы постигать их смысл.

Почему создатели мира внезапно проснулись, после того как проспали бесчисленные века? Ведь, если не было никакого мира, века то были? По тому что и в сознании не вмещается, что было какое то время, когда никакого времени не было.