Цитаты Фаины Раневской

Деньги съедены, а позор остался.

Для актрисы не существует никаких нeyдoбcтв, если это нyжно для рoли.

Если больной очень хочет жить, врачи бессильны.

Жемчуг, который я буду носить в первом акте, должен быть настоящим,- требует капризная молодая актриса.

Женщины, конечно, умнее. Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая бы потеряла голову только от того, что у мужчины красивые ноги?

Жизнь проходит и не кланяется, как сердитая соседка.

Жизнь — это затяжной прыжок из п*зды в могилу.

Жить надо так, чтобы тебя помнили и сволочи.

Понятна мысль моя неглубокая?

Почему все дуры такие женщины?

Проклятый девятнадцатый век, проклятое воспитание: не могу стоять, когда мужчины сидят.

Ребенка с первого класса школы надо учить науке одиночества.

С такой жопой надо сидеть дома!

Склероз нельзя вылечить, но о нем можно забыть.

Сняться в плохом фильме — все равно что плюнуть в вечность.

Спутник славы — одиночество.

Стареть скучно, но это единственный способ жить долго.

Как ошибочно мнение о том, что нет незаменимых актеров.

Когда мне не дают роли, чувствую себя пианисткой, которой отрубили руки.

Когда у попрыгуньи болят ноги, она прыгает сидя.

Когда я умру, похороните меня и на памятнике напишите: «Умерла от отвращения».

Когда я начинаю писать мемуары, дальше фразы: «Я родилась в семье бедного нефтепромышленника…», — у меня ничего не получается.

Красивые люди тоже срут.

Моя любимая болезнь, — говорила Раневская, — чесотка: почесался и ещё хочется. А самая ненавистная — геморрой: ни себе посмотреть, ни людям показать.

Мысли тянутся к началу жизни — значит, жизнь подходит к концу.

На вопрос: «Вы заболели, Фаина Георгиевна?» — она обычно отвечала: «Нет, я просто так выгляжу».

Нас приучили к одноклеточным словам, куцым мыслям, играй после этого Островского!

Нас приучили к одноклеточным словам, куцым мыслям, играй после этого Островского!

Пи-пи в трамвае — все, что он сделал в искусстве.

Под самым красивым хвостом павлина скрывается самая обычная куриная жопа. Так что меньше пафоса, господа.

Получаю письма: «Помогите стать актером». Отвечаю: «Бог поможет!»

Получаю письма: «Помогите стать актером». Отвечаю: «Бог поможет!».

Бог мой, как прошмыгнула жизнь, я даже никогда не слышала, как поют соловьи.

В Москве можно выйти на улицу одетой, как Бог даст, и никто не обратит внимания. В Одессе мои ситцевые платья вызывают повальное недоумение — это обсуждают в парикмахерских, зубных амбулаториях, трамвае, частных домах. Всех огорчает моя чудовищная «скупость» — ибо в бедность никто не верит.

Все приятное в этом мире либо вредно, либо аморально, либо ведет к ожирению.

Всю свою жизнь я проплавала в унитазе стилем баттерфляй.

Вы знаете, что такое сниматься в кино? Представьте, что вы моетесь в бане, а туда приводят экскурсию.

Я провинциальная актриса. Где я только не служила! Только в городе Вездесранске не служила!

Я себя чувствую, но плохо.

Я вас ненавижу. Куда бы я ни пришла, все оглядываются и говорят: «Смотри, это Муля, не нервируй меня, идёт».

Я как старая пальма на вокзале — никому не нужна, а выбросить жалко.

Я как яйца: участвую, но не вхожу.

Я не признаю слова «играть». Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене жить нужно.

Я, в силу отпущенного мне дарования, пропищала как комар.

Настоящий мужчина — это мужчина, который точно помнит день рождения женщины и никогда не знает, сколько ей лет. Мужчина, который никогда не помнит дня рождения женщины, но точно знает, сколько ей лет — это ее муж.

Не имей сто рублей, а имей двух грудей!

Одиночество как состояние не поддается лечению.

Он умрет от расширения фантазии.

Орфографические ошибки в письме — как клоп на белой блузке.

Перпетум кобеле.

Пи-пи в трамвае — все, что он сделал в искусстве.

Критикессы — амазонки в климаксе.

Кто бы знал мое одиночество? Будь он проклят, этот самый талант, сделавший меня несчастной. Но ведь зрители действительно любят? В чем же дело? Почему ж так тяжело в театре? В кино тоже Гангстеры.

Лесбиянство, гомосексуализм, мазохизм, садизм — это не извращения. Извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду.

Лучше быть хорошим человеком, «ругающимся матом», чем тихой, воспитанной тварью.

Мне всегда было непонятно — люди стыдятся бедности и не стыдятся богатства.

Мне попадаются не лица, а личное оскорбление.