Цитаты из книги «Слово о полку Игореве»

Братие и дружино! Луце ж бы потяту быти, неже полонену быти. А всядем, братие, на свои борзыя комони, да позрим синего Дону!

Стали стяги его ныне Рюриковы, а другие Давыдовы, но врозь они веют, несогласно копья поют.

Прилелей же ко мне ты ладу мою, чтоб не слала к нему по утрам, по зарям, слёз я на море.

Тяжко ведь голове без плеч, горе и телу без головы.

Битвы в «Слове» неоднократно противопоставляются мирным картинам: то мирной жатве, то мирному ремесленному труду, то пиру как апофеозу мирного труда.

Не такова, сказал, река Стугна; мелкую струю имея, поглотила она чужие ручьи и потоки, потопила в омуте у темного берега юношу князя Ростислава. Плачет мать Ростиславова по юном князе Ростиславе. Приуныли цветы от жалости, и деревья в горе к земле склонились.


Лучше нам быть порубленным, чем даться в полон.

А половцы дорогами непроторенными побежали к Дону великому; скрипят телеги их в полуночи, словно лебеди кричат распуганные.

Или мало тебе высоко под облаками веять, лелея корабли на синем море! Зачем, господине, мое веселье по ковылю развеял?

На землю Половецкую за землю Русскую.

Того старого Владимира нельзя было пригвоздить к горам киевским.

Когда Игорь соколом полетел, тогда Овлур волком побежал, труся собою студеную росу; надорвали они своих борзых коней.

А неверные со всех стран набежали с победами на землю Pyccкую!

Старый сокол, хоть и слаб он с виду, Высоко заставит птиц лететь,
Никому не даст гнезда в обиду.

Худшее не наследуется в широком смысле этого слова, оно не имеет длительных национальных традиций, оно непрочно, оно легко возникает, но еще быстрее исчезает. Лучшее же в человеке бессмертно

Выпить шлемом воды из реки, напоить коней водой из реки было символом победы над страной, расположенной по этой реке.

Черные тучи с моря идут, Хотят прикрыть четыре солнца

А мои куряне – дружина бывалая: под трубами повиты, под шлемами взлелеяны, с конца копья вскормлены; пути ими исхожены, овраги ведомы, луки у них натянуты, колчаны отворены, сабли наострены; сами скачут, как серые волки в поле, себе ища чести, а князю славы.