Цитаты из книги «Портрет Дориана Грея»

— Только не говорите о прошлом, Дориан. Оно умерло.
— Иногда то, что мы считаем мертвым, долго ещё остается живым.

Так называемые «безнравственные» книги — это лишь те книги, которые показывают миру его пороки, вот и все.

Между капризом и «вечной любовью» разница та, что каприз длится несколько дольше.

Женщины, защищаясь, всегда переходят в наступление. А их наступление часто кончается внезапной и необъяснимой сдачей.

Жизнь человеческая — вот что казалось ему единственно достойным изучения. В сравнении с нею всё остальное ничего не стоило.

Большинство людей становятся банкротами из-за чрезмерного пристрастия не к Шекспиру, а к прозе жизни.

А самое печальное для человека, пережившего роман, — это то, что он становится таким неромантичным.

Благие намерения – это чеки, которые люди выписывают на банк, где у них нет текущего счета.


Культурный человек никогда не раскаивается в том, что предавался наслаждениям, а человек некультурный не знает, что такое наслаждение.

Смерти я не боюсь — страшно только её приближение.

Только ограниченные люди не судят по внешности. Настоящая тайна мира в том, что мы видим, а не в том, что скрыто.

Политикой я не интересуюсь. В палате общин едва ли найдется хоть один человек, на которого художнику стоило бы расходовать свои краски. Правда, многие из них очень нуждаются в побелке.

Экзамены, сэр, – это чистейшая чепуха, от начала до конца. Если ты джентльмен, так тебя учить нечему, тебе достаточно того, что ты знаешь. А если ты не джентльмен, то знания тебе только во вред.

Удовольствие можно находить во всём, что входит в привычку.

В детстве мы любим родителей. Став взрослыми, судим их. И бывает, что мы их прощаем.

Лучше обожать, чем быть предметом обожания. Терпеть чьё-то обожание — это скучно и тягостно.

Когда человек счастлив, он всегда хорош. Но не всегда хорошие люди бывают счастливы.

Единственный способ избавиться от искушения — поддаться ему

Мы не выносим людей с теми же недостатками, что и у нас.

Как бесплодны всякие отвлечённые умозаключения, не связанные с опытом и действительностью.

Красота, подлинная красота, исчезает там, где появляется одухотворенность.

Эта женщина и в старости сохранила следы своего изумительного безобразия.

В самобичевании есть своего рода сладострастие. И когда мы сами себя виним, мы чувствуем, что никто другой не вправе более винить нас.

Если бы каждый человек мог жить полной жизнью, давая волю каждому чувству и выражение каждой мысли, осуществляя каждую свою мечту, — мир ощутил бы вновь… мощный порыв к радости.

— Она мне очень нравится, но я не влюблен в нее. — А она влюблена в вас, хотя нравитесь вы ей не очень.

Собственнический инстинкт — вот что такое ревность. Мы многое бы выбрасывали, если бы не боялись, что выброшенное тут же подберут другие.

Ты любишь всех, а любить всех — значит не любить никого.Тебе все одинаково безразличны.

Именно те страсти, природу которых мы неверно понимаем, сильнее всего властвуют над нами. А слабее всего бывают чувства, происхождение которых нам понятно.

Губы мои нашли ее губы. Мы поцеловались. Не могу вам передать, что я чувствовал в тот момент. Казалось, жизнь остановилась и этот миг сладостного блаженства будет длиться до конца моих дней.

В близкие друзья выбираю себе людей красивых, в приятели — людей с хорошей репутацией, врагов завожу только умных.

Мы рабы судьбы, чар, королей и безрассудных людей, в чьем яде обитает болезнь. Так чары мака могут усыпить нас, и мы уснем мертвым сном. А когда этот сон кончится, мы проснемся в вечности и исчезнем. Умрет сама смерть.

Иногда то, что мы считаем мёртвым, долго ещё не хочет умирать.

Я никогда ничего не одобряю и не порицаю, — это нелепейший подход к жизни.

Вы пришли меня утешать, это очень мило с вашей стороны. Но застали меня уже утешившимся — и злитесь. Вот оно, людское сочувствие.

Все туалеты этой странной женщины имели такой вид, как будто они были задуманы в припадке безумия и надеты в бурю.

Страдания не вызывают у меня сочувствия. Слишком отталкивающи, слишком ужасны, слишком удручающи.

— Я провозглашаю истины будущего. — А я предпочитаю заблуждения настоящего.

Быть хорошим — значит жить в согласии с самим собой.

Всякий портрет, написанный с любовью, – это, в сущности, портрет самого художника, а не того, кто ему позировал. Не его, а самого себя раскрывает на полотне художник.

Достав изящную серебряную спичечницу, лорд Генри закурил папиросу с самодовольным и удовлетворенным видом человека, сумевшего вместить в одну фразу всю житейскую мудрость.

Хорошего влияния не существует. Всякое влияние уже само по себе безнравственно.

Брак всегда приносит разочарование в жизни.

Я таков, какой я есть, — ничего с этим не поделаешь.

Красивые грехи, как и красивые вещи — привилегия богатых и успешных.

Мне доставляет странное удовольствие говорить ему вещи, которые говорить не следовало бы, — хоть я и знаю, что потом пожалею об этом.

У человека, одержимого страстью, мысли вращаются в замкнутом круге.

Совесть и трусость, в сущности, одно и тоже. «Совесть» — официальное название трусости, вот и все.

Хороший игрок видит границу в любой игре.

Мы приписываем нашим близким те добродетели, из которых можем извлечь выгоду для себя, и воображаем, что делаем это из великодушия.

Жизнь должна сгорать синим пламенем!