Цитаты из книги «Виноваты звезды»

Как сильно ни отталкивайся и как высоко ни взлетай, а выше головы не прыгнешь!

Я дала боли девять баллов, не потому что была храброй, я присвоила ей девять баллов, потому что я берегла на будущее свою десятку.

Когда ученые из будущего придут ко мне и предложат мне новые электронные глаза, я пошлю этих ученых куда подальше, так как не хочу видеть этот мир без тебя, не хочу, я не хочу видеть мир без Огастуса Уотерса… а потом, выпендрившись, я вставлю себе электронные глаза, потому что это очень круто.

Я люблю тебя. Знаю, любовь — это лишь крик в пустоту, и забвение неизбежно. Что мы все обречены, и что однажды все наши труды обратятся в прах. Знаю, что Солнце поглотит нашу Землю. Но я влюблён в тебя.

Я влюблен в тебя, я знаю, что любовь – всего лишь крик в пустоту, забвение неизбежно, все мы обречены, и придет день, когда всё обратится в прах. Я знаю, что Солнце поглотит единственную Землю, какую мы знали, и я влюблен в тебя.

Это метафора, вот смотри: ты держишь в зубах смертельно опасную дрянь, но не даешь ей возможности выполнить свое смертоносное предназначение.

Бесстрашие будет нашим секретным оружием.


Я тебе благодарна за нашу маленькую бесконечность.

Хочешь увидеть радугу — терпи дождь

К сожалению, мир — не фабрика по исполнению желаний.

— Давай «хорошо» будет нашим «навсегда»?
— Хорошо.

— Использовать последнее желание на поездку в Диснейленд? Не слышал ничего более печального…
— Я видела Гуффи.

— Может, подождём, когда станет темно?
— Для Айзека всегда темно.
— Чувак, я не глухой, только слепой.

А я бы не возражал, Хейзел Грейс. Большая честь ходить с сердцем, разбитым тобой.

Папа всегда говорил, что о людях можно судить по тому, как они обращаются с секретарями и официантами.

Мир действительно не фабрика по исполнению желаний.

В этом мире мы не можем выбирать будет на больно или нет,но мы можем выбрать того кто причинит нам эту боль.

Я влюбилась в него так же, как люди засыпают. Сперва медленно, а потом вдруг сразу.

— Я потратила твоё желание на этого козла.
— Оно потрачено не на него, а на нас.

Я считаю, у нас все-таки есть выбор в этом мире — например, как рассказывать несмешные истории. Нашу мы превратили в юмореску.

Потерять человека, с которым тебя связывают воспоминания, все равно что потерять память, будто все, что мы делали, стало менее реальным и важным, чем несколько часов назад.

Мои мысли – звезды, которые я не способен объединить в созвездия.)

Ты дал мне вечность за считанные дни…

— Есть же как бы соглашение между автором и читателем. Если книга обрывается на середине фразы, это нарушение договора, согласна?
— Я считаю, что это честно: ты умираешь в середине жизни, умираешь на середине фразы.

Боль требует, чтобы её испытали.

— Хочешь поговорить об этом?
— Нет, я просто хочу плакать и играть в видеоигры.

Если любишь радугу, надо любить и дождь.

Нет у меня проблем со спиртным, — неожиданно громко объявил он.
— У меня с алкоголем отношения такие же, как были у Черчилля: я могу отпускать шутки, править Англией, делать все, что душе угодно, но вот не пить не могу.

Ты настолько самодостаточна, что понятия не имеешь, насколько ты уникальна.

Я хороший человек, но дерьмовый писатель. Вы дерьмовый человек, но отличный писатель.

Твое молчание оглушает…

Похороны для живых. Мертвым они не к чему.

Вообще смотреть косо — основное занятие звезд.

Вселенная хочет, чтобы ее заметили.