Цитаты из фильма «О чем говорят мужчины»

А гренка в нашем ресторане называется крутон. Это точно такой же поджаренный кусочек хлеба. Только гренка не может стоить 8 долларов, а крутон — может.

Я духовно не очень проголодался, а физически страшно просто.

— А вот почему? Пили одинаково, а от одного с утра разит, а от другого — слегка попахивает?
— Это называется: «Внутренняя интеллигентность»!

— Нет, так не бывает.
— Почему?
— Потому что. Потому что я так не хочу.

Получается, взрослых нет. Есть постаревшие дети.

А Леша хорошо устроился: и пожрет, и будет выглядеть высоко духовным человеком.

— Может, ты мудак?
— Хорошая версия. Многое объясняет.

Мне когда было 14 лет, я думал, что 40 лет — это так далеко, что этого никогда не будет. Или будет, но уже не мне. А вот сейчас мне практически 40, а я понимаю: действительно не будет… потому что до сих пор 14.

Вообще стало не совпадать: как хочется поступить и как правильно поступить. А хочется, чтобы было как правильно, но хочется, чтобы было, как хочется… И? Что делать?

Ну какие на хер чмоки? Хочешь поцеловать, целуй, да и все.

Раньше мне родители что-то запрещали, сейчас — жена. Когда я уже повзрослею?

А почему в ресторане ей никогда не нравится то, что заказала она, и всегда нравится то, что заказал я? И она начинает есть у меня из тарелки. Я ей говорю: «Закажи себе то же самое». Она говорит: «Зачем? Я только попробовать». И съедает половину.

— Кризис — это когда тебе ничего не хочется. И когда ты начинаешь хотеть чего-то хотеть.
— Это ладно. Вот когда тебе не хочется хотеть чего-то хотеть, вот это кризис.
— Это не кризис, это п…ц!

Почему можно изменить только жене или мужу? Почему нельзя изменить детям? Прикинь, тебя видели выходящим из Макдональдса с чужим ребенком…

Мне уже 7 лет. Я взрослый мужчина, перестаньте вешать мне этот розовый бантик.

Если ты такой умный, иди сам с ней и живи.

— Что больше всего напрягает в женатом состоянии?
— Отсутствие других женщин?
— Нет. Отсутствие возможности других женщин.

Говорите правду всем, кроме фашистов и постаревших одноклассниц.

Интересно, как бы я смог понять, что это высокое искусство, если бы ты меня об этом не предупредил?

Любовь, любовь… неизвестно вообще, делала бы Джульетта что-либо, если бы Ромео курил, говорил “звОнит” и на рыбалку ездил каждую пятницу.

Мне кажется, что левые связи осуждают в основном те люди, которые сами их иметь не могут.

Не надо было после картофляников есть вареники. И заедать все это драниками.

Вот любишь ты жену. И любишь ты колбасу. Пошел, купил 200 г, съел. Это же не значит, что ты изменял жене с колбасой.

Вот, например, если мужчине нравится женщина, он должен ее завоевать, а если женщине нравится мужчина, она… она же должна ему сдаться. То есть проиграть. Проигрывает, выигрывая. Мы играем в шашки. Они играют в поддавки… Кривая женская логика… Всегда у них так.

Раньше всё было понятно. Сделал уроки — молодец, перевёл бабушку через дорогу — да умница! Мячиком разбил стекло — плохой. А сейчас — сделал одной женщине хорошо, а другой от этого — плохо. А ты вообще всё делал для третьей. А ей — всё равно!

У нее телефон не для того, чтобы с ней можно было связаться, а чтобы он лежал в сумочке, звонил, а она его не слышала.

Мечты вообще не сбываются. В лучшем случае ты просто достигаешь цели.

Вообще в женатом состоянии напрягает не то, что у тебя нет других женщин, а то, что нет возможности других женщин. Я, может быть, ею бы и не воспользовался, но возможность-то должна быть… Вот, например, запретили бы тебе есть вилкой. Причем в формулировке «никогда». «Никогда больше не будешь есть вилкой!» Да, казалось бы, и черт бы с ней, можно ложкой, палочками, руками… Но тебе сказали — нельзя, и сразу захотелось именно вилкой. И, главное, вот они, вилки, лежат. Открыл ящик — полно. Двузубые, трехзубые, серебряные, мельхиоровые… красивые! Да тебе б даже алюминиевая сгодилась, если у тебя три года ни одной вилки не было… А нельзя. А вчера еще было можно…

Она тебя несправедливо обидела — ты справедливо обиделся и уехал. Нормально!

— Ну так что дарить будем?
— Можно недорогое и эффектное что-нибудь…
— 500 долларов. Эффектно, и не очень дорого на четверых.